5 спектаклей Дмитрия Егорова, которые запомнит Барнаул

^Вверх

logo

Партнёры

zolo1

5 спектаклей Дмитрия Егорова, которые запомнит Барнаул

На этой неделе из Молодёжного театра Алтая выгнали главного режиссёра Дмитрия Егорова. Он был, наверное, последним из тех, кто приехал в Барнаул чтобы расшевелить местное культурное пространство. И делал это достаточно смело — как на сцене, так и за ней. Барнаул.фм вспоминает спектакли Егорова, поставленные в МТА.
Прекрасное далёко

dgrdrgdrgd56u6
Где-то на окраине рая, в провинции, живут ангелы, у каждого из которых своя нелёгкая история. Именно эта пьеса, которую Егоров сам написал и сам поставил — принесла ему, если можно так выразиться, уважение барнаульской публики. Это было умно, смело, пронзительно и грустно. Ангелы на сцене цеплялись за свою прошлую жизнь, грезили о ней, рассказывали друг другу истории, но между тем они летали по делам, хлопотали по хозяйству, а по вечерам пели под гитару. Совсем как каждый из нас. Кстати, последний перезапуск спектакля случился совсем недавно — в декабре 2013 года.
У ковчега в восемь

Не стоит забывать, что Молодёжный театр Алтая сохранил свои ТЮЗовские корни и с постоянством ставит детские спектакли. Впрочем, «У ковчега в восемь» был рассчитан на детей «от семи до семидесяти лет», как говорили тогда в театре. Дмитрий Егоров сделал остроумную и добрую история о божьем промысле про трёх пингвинов, которые получили лишь два билета на спасительный ковчег. Интересен тут был и отличный от привычной творческой провинциальности подход к самой постановке. Музыку к спектаклю писал артист театра Дмитрий Гомзяков (кстати, музыканты прямым образом участвовали в спектакле, например, поливали полиэтиленовое покрытие из леек, изображая потоп), сценографией занимался Фемистокл Атмадзас, а ещё «У ковчега в восемь» – последняя барнаульская работа балетмейстера Ирины Ткаченко и музыканта Юлии Колченской, которые отправились потом в Санкт-Петербург.
Прощание славянки


«Я хотел рассказать историю о счастье. О простых людях, которым не нужно ничего, кроме обычных человеческих радостей, но которым постоянно приходится куда-то идти: воевать, строить, побеждать. Любая война – это колоссальная трагедия», — рассказывал в 2009 году Дмитрий Егоров про свой спектакль «Прощание славянки». Если отбросить общие слова и всю патетику, то это скорее был «марш» (печальный марш, надо заметить), посвященный Сибири про которую история немного забывала на фоне трагедий Сталинграда, Ленинграда и т. д. И где как не в Сибири ставить такие спектакли?
С любимыми не расставайтесь

Пьеса «С любимыми не расставайтесь», написанная в 1970-х годах, перекочевала вместе со своими героями из советских времен в современность, где существуют социальные сети, ночные клубы и поп-рок. Это был уже не марш, а скорее приговор поколению 25-30-летних — их эгоизму и нелепой гордости. Молодые люди расстаются, но лишь потом задумываются — «а зачем?», да и от проблем они предпочитают скорее уходить, чем их решать. Некоторые театралы трактовку Егорова не приняли из-за формы, а другие же также безмерно восхищались ею, находя ещё новые смыслы в старой истории. Равнодушных почти не было. Кстати, в спектакле успел сыграть и Валерий Золотухин.
Поток


То, что «Поток» запомнят как зрители, так и актёры — сомневаться не приходится. Это было слишком оригинально даже для Молодёжного театра Алтая, который до последнего времени с завидным постоянством умел удивлять. Здесь же было такое огромное количество смыслов и подтекстов, что спектакль нужно было смотреть несколько раз. В своей притче Егоров провёл зрителей через все круги человеческого ада, и убедил под конец, что каждый индивид – это потрясающе красивый космос.

Своим уходом из театра он ещё раз дал понять, что самый главный цензор сидит внутри каждого из нас. «Автобус едет по заснеженной дороге. Спектакль окончен. Опустился занавес. Реквизиторы убрали на полку мечи из папье-маше. Костюмеры развесили на крючки картонные доспехи. Монтировщики разбирают деревянную крепость. Охранники гасят свет в зале. Вот и все» — написал Егоров на своей странице Вконтакте, уезжая из Барнаула.

В городе остались те самые ангелы в ватниках, одинокие в соцсетях и один бесконечный и безысходный «поток».